Сервис обратного звонка RedConnect
Адвокат в Москве
Перейти к контенту
Недопустимость показаний
Юридические консультации адвоката Голубева, тел: +7 (906) 775-74-77

Когда показания сотрудника полиции считаются недопустимыми доказательствами



Суд неправомерно использовал в качестве доказательства показания свидетелей - сотрудников правоохранительного органа, как источник информации об обстоятельствах совершения обвиняемым преступления, сообщенной последним названным должностным лицам в ходе проведения в отношении него процессуальных действий, и сослался на них при постановлении обвинительного приговора, как на изобличающие  в инкриминированном деянии.




"...Принимая показания свидетелей ФИО12 и ФИО13, в том числе, и в части сведений, ставших им известными со слов самого ФИО1 в качестве допустимых доказательств и обосновывая выводы о его виновности совокупностью доказательств, в число которых входят показания указанных свидетелей, суд допустил нарушение требований уголовно-процессуального закона, регламентирующих правила собирания, проверки и оценки доказательств, в их конституционно-правовом истолковании".



Приговором суда ФИО1 осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.
Преступление совершено в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.
В кассационной жалобе осужденный ФИО1 выражает несогласие с обжалованными судебными решениями. В обоснование жалобы указывает на то, что с уголовным делом он ознакомлен не был, требования ст. ст. 215, 217 УПК РФ не выполнены, что обвинительное заключение ему было вручено ДД.ММ.ГГГГ без адвоката. Приводит собственную версию случившегося и утверждает о том, что он не наносил потерпевшей О. никаких ранений, а она сама нанесла их себе. Утверждает, что оговорил себя в первоначальных показаниях, опасаясь, что О. направят в психиатрическую лечебницу ввиду ее суицидальных наклонностей, что подтверждается, по его мнению, показаниями свидетеля ФИО7 Ссылается на заключения молекулярно-генетических экспертиз от ДД.ММ.ГГГГ и от ДД.ММ.ГГГГ, приводит показания свидетеля ФИО8 об отсутствии шума в его квартире, показания эксперта ФИО9 о возможности нанесения О. самой себе телесных повреждений, сведения, сообщенные ему следователем о ночном разговоре потерпевшей с сыном, сведения об отсутствии его отпечатков пальцев на изъятом ноже, утверждая при этом, об отсутствии доказательств его виновности. Оспаривает факт его допроса 18.06.2019 г., утверждая, что данное следственное действия с ним не проводилось. Приводит сведения о попытках суицида О. и выражает несогласие с отказом в удовлетворении ходатайств защиты о запросе сведений об этом из медицинских учреждений. Приводит положение О. в момент ее обнаружения утром, свои действия при этом и оспаривает изложение его действий, указанное в приговоре. Указывает об отсутствии фотографий орудия преступления и не проведение его опознания. Выражает несогласие в размером назначенного наказания и просит вынести справедливое решение.
В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель ФИО10 приводит доводы о законности и обоснованности судебных решений и просит оставить их без изменения.



Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, выслушав участников судебного заседания, судебная коллегия находит, что вывод суда о доказанности вины ФИО1 в содеянном соответствует фактическим обстоятельствам и подтверждается всесторонне исследованными в судебном заседании доказательствами, полно и правильно изложенными в приговоре.
Судом проверены версии в защиту ФИО1, противоречия, обнаружившиеся в отдельных доказательствах, выяснены и правильно оценены как не опровергающие выводов суда о доказанности вины осужденного.
Судебная коллегия находит приведенные судом первой инстанции в приговоре мотивы оценки доказательств и доводов сторон убедительными, принятые решения соответствующими закону и материалам дела, а доводы жалобы по указанным вопросам, не основанными на исследованных судом доказательствах.
Изучение материалов уголовного дела показало, что уголовное дело рассмотрено судом первой инстанции с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, на основании собранных по уголовному делу доказательств, их проверки в судебном заседании путем сопоставления с другими доказательствами, установления их источников, проверки версии осужденного.
Выводы суда о виновности осужденного ФИО1 в содеянном обоснованы совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств: собственным признанием осужденным своей вины в ходе предварительного следствия, а также подробными показаниями об обстоятельствах совершенного преступления, показаниями потерпевшей и свидетелей о значимых для дела обстоятельствах; данных, отраженных в протоколах следственных и процессуальных действий; заключениях и показаниях эксперта, иных материалах уголовного дела.
Проверка и оценка доказательств проведены судом с соблюдением требований ст. ст. 17, 87, 88 УПК РФ. Всем исследованным в судебном заседании доказательствам, имеющим значение для установления обстоятельств, подлежащих в силу ст. 73 УПК РФ доказыванию, суд дал надлежащую оценку с точки зрения относимости, допустимости, достоверности.
Совокупность исследованных доказательств была обоснованно признана достаточной для постановления в отношении ФИО1 обвинительного приговора. Доказательства сопоставлены между собой, и в приговоре указано, почему суд доверяет доказательствам, свидетельствующим об умышленном причинении именно ФИО1 тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни ФИО11, повлекшем по неосторожности ее смерть, и отвергает другие, не согласующиеся с этой версией происшедшего.
Неустраненных существенных противоречий в содержании исследованных судом доказательств, которые бы порождали сомнения в виновности осужденного и требовали истолкования их в пользу осужденного, не установлено. Ставить под сомнение выводы суда оснований не усматривается.
Судом была надлежащим образом проверена и мотивированно отвергнута в приговоре версия осужденного, продублированная и в его жалобе, о его невиновности, о нанесении потерпевшей ФИО11 телесных повреждений самой себе ввиду ее суицидальных наклонностей. Все эти доводы были тщательно и в полном объеме проверены судебными инстанциями, однако, не нашли своего подтверждения и были признаны несостоятельными, поскольку опровергаются исследованными в судебных заседаниях доказательствами, приведенными в приговоре. Выводы судебных инстанций по указанным доводам жалобы подробно изложены в приговоре и апелляционном определении, приведенные судами аргументы убедительны и сомнений в своей объективности и правильности не вызывают.
Тот факт, что оценка, данная судом исследованным доказательствам, не совпадает с позицией осужденного, не свидетельствует о нарушении судом требований закона и, в силу ст. 401.15 УПК РФ, не является основанием для отмены или изменения судебного решения.
При этом, судебная коллегия отмечает, что содержание кассационной жалобы ФИО1 с приведением доводов о его необоснованности осуждения, по существу, сводится к переоценке доказательств по делу, что недопустимо при пересмотре судебных решений в порядке главы 47.1 УПК РФ, поскольку суд кассационной инстанции не исследует обстоятельства и не переоценивает какие-либо доказательства, в связи с чем исходит из признанных установленными судами первой и второй инстанций фактических обстоятельств дела, проверяя в процессе кассационного производства лишь правильность применения и толкования нижестоящими судебными инстанциями норм материального и процессуального права. При этом следует отметить, что нарушений при исследовании и оценке доказательств, которые могли бы повлиять на правильность установления фактических обстоятельств дела, судом не допущено.
Предусмотренные ст. 73 УПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию, в том числе время, место, способ и другие обстоятельства совершенного ФИО1 преступления, судом были установлены верно.
Требования ст. 217 УПК РФ, вопреки доводам жалобы, выполнены надлежащим образом, ФИО1 и его защитник ознакомлены с материалами уголовного дела совместно и в полном объеме (т. 3 л.д. 12-16). Обвинительное заключение ФИО1 вручено ДД.ММ.ГГГГ. Участие адвоката при этом не предусмотрено.
Утверждение осужденного о том, что какие-либо следственные действия, в частности, его допрос 18.06.2019 г. не проводились, опровергаются материалами уголовного дела, исходя из которых, в указанную дату ФИО1 было предъявлено обвинение, и он был допрошен с участием защитника (т. 1 л.д. 185-193).
Показания эксперта ФИО9, на которые ссылается осужденный в обоснование своей позиции о возможности нанесения О. самой себе телесных повреждений, вопреки его доводам, об этом не свидетельствуют, напротив, эксперт показал, что характер и локализация колото-резаной раны у потерпевшей О. не типичны при самостоятельном причинении данной раны.
Исходя из совокупности всесторонне исследованных доказательств, а также приведенной аргументации, судом правильно постановлен обвинительный приговор в отношении ФИО1 Правовая оценка действий осужденного и квалификация его действий по ч. 4 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, является правильной.
Уголовное дело в отношении ФИО1 судами первой и второй инстанций рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, с принятием всех предусмотренные законом мер для всестороннего, полного объективного исследования обстоятельств дела, при этом сторонам были созданы все необходимые, равные условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, а также в доведении до суда собственной позиции по всем аспектам рассматриваемого дела, с обеспечением подсудимых эффективной защитой.
Суд апелляционной инстанции в ходе рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке в полном объеме проверил доводы апелляционных жалоб осужденного и его защитника, в том числе, аналогичные изложенным в настоящей кассационной жалобе, по результатам рассмотрения которых было принято обоснованное решение. Содержание апелляционного определения соответствует требованиям ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, в нем приведены оценка доводов сторон и мотивы принятых решений, не согласиться с которыми оснований не имеется.
Решение о назначении осужденному наказания в виде лишения свободы и отсутствие оснований для применения положений ч. 6 ст. 15, ст. 64 и 73 УК РФ суд мотивировал надлежащим образом, приняв во внимание характер и степени общественной опасности совершенного преступления, конкретные обстоятельства уголовного дела, данные о личности осужденного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие его наказание, влияние назначенного наказания на его исправление и иные обстоятельства, влияющие на наказание.
При назначении ФИО1 наказания в качестве смягчающих обстоятельств судом учитывались явки с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Вместе с тем, проверив материалы уголовного дела в соответствии с ч. 1 ст. 401.16 УПК РФ в полном объеме, изучив доводы кассационной жалобы осужденного, судебная коллегия считает, что постановленные в отношении ФИО1 судебные решения подлежит изменению по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, вследствие существенного нарушения уголовного закона, повлиявшего на исход дела при разрешении вопроса о наказании осужденному.
В соответствии с п. 4 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна, в частности, содержать мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания.
Согласно требованиям ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.
Одним из проявлений принципа справедливости наказания является избрание его судом в строгом и точном соответствии с требованиями закона, регламентирующего обстоятельства как смягчающие, так и отягчающие наказание.
Применительно к настоящему уголовному делу в той части, в какой суд констатировал в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение ФИО1 преступления в состоянии алкогольного опьянения, вышеперечисленные правовые принципы должным образом не реализованы.
Так, согласно ч. 1.1 ст. 63 УК РФ в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного суд может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.
Следовательно, по смыслу уголовного закона, разрешая вопрос о возможности признания указанного состояния лица в момент совершения преступления отягчающим наказание обстоятельством, суду следует принимать во внимание конкретные обстоятельства его совершения, свидетельствующие о влиянии состояния опьянения на поведение лица при совершении преступления, а также личностные особенности виновного, которые во взаимосвязи с опьянением обусловили мотивационную составляющую преступного деяния.
При этом выводы суда относительно данного аспекта, влияющего на избрание более строгого наказания, должны быть надлежащим образом аргументированы в приговоре с приведением конкретных обстоятельств, свидетельствующих о взаимосвязи пребывания осужденного в состоянии опьянения с совершенным им преступлением, которое по результатам судебного разбирательства признано доказанным.
Однако, признавая отягчающим наказание обстоятельством факт совершения ФИО1 преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, суд в нарушение закона, не привел мотивов, по которым пришел к такому выводу, лишь формально констатировав этот факт в указанном качестве.
Данное нарушение уголовного закона, допущенное в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции и не устраненное судом апелляционной инстанции при вынесении апелляционного определения от ДД.ММ.ГГГГ, является существенным, повлиявшим на исход дела, поскольку повлекло за собой назначение осужденному несправедливого наказания.
При таких обстоятельствах, указание о признании судом по вмененному ФИО1 преступлению в качестве обстоятельства, отягчающего наказание - совершение им преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя (ч. 1.1 ст. 63 УК РФ), следует исключить из описательно-мотивировочной части приговора, что, в свою очередь, влечет соразмерное снижение наказания в пределах санкции ч. 4 ст. 111 УК РФ и с учетом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ, указание на применение которой уже содержится в приговоре суда.
Кроме того, судебная коллегия полагает необходимым отметить следующее.
Согласно ч. 2 ст. 297 УПК РФ, приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.
Одним из примеров правосудности приговора является обоснование его доброкачественными доказательствами, отвечающими требованиям уголовно-процессуального законодательства, как по форме, так и по своему содержанию.
В соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 74 УПК РФ, доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В качестве доказательств допускаются, в том числе, протоколы следственных и судебных действий.
В силу ч. 1 и п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.
Обжалуемый приговор указанным нормативным требованиям не отвечает.



Как следует из представленных материалов, в основу обвинительного приговора в отношении ФИО1 судом первой инстанции, наряду с другими доказательствами по делу, положены показания свидетелей ФИО12 и ФИО13, являющихся сотрудниками полиции и участвовавших в официальной деятельности, направленной на доказательное изобличение ФИО1 в преступлении, за которое он осужден.
Указанные свидетели при допросах подтвердили признание ФИО1 в том, что он нанес потерпевшей ФИО11 два удара ножом в область правого бедра.
Показания указанных свидетелей в полном объеме оценены судом, как допустимые доказательства, в том числе, и относительно содержащейся в них информации, ставшей известной данным должностным лицам со слов ФИО1, о том, что именно он нанес потерпевшей ножевые ранения.
Вместе с тем, сам ФИО1 при его допросе в судебном заседании отрицал данный факт, полностью не признавая свою вину в преступлении, за которое он осужден.
Принимая показания свидетелей ФИО12 и ФИО13, в том числе, и в части сведений, ставших им известными со слов самого ФИО1 в качестве допустимых доказательств и обосновывая выводы о его виновности совокупностью доказательств, в число которых входят показания указанных свидетелей, суд допустил нарушение требований уголовно-процессуального закона, регламентирующих правила собирания, проверки и оценки доказательств, в их конституционно-правовом истолковании.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от ДД.ММ.ГГГГ N 44-О, ч. 3 ст. 56 УПК РФ, определяющая круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключает возможность допроса должностных лиц правоохранительных органов в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий.
Эти положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать указанных лиц о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.
Таким образом, суд неправомерно использовал в качестве доказательства показания свидетелей ФИО12 и ФИО13, как источник информации об обстоятельствах совершения ФИО1 преступления, сообщенной последним названным должностным лицам в ходе проведения в отношении него процессуальных действий, и сослался на них при постановлении обвинительного приговора, как на изобличающие ФИО1 в инкриминированном деянии.
Суд апелляционной инстанции при вынесении апелляционного определения от ДД.ММ.ГГГГ не выявил указанное нарушение суда первой инстанции и, более того, отвергая доводы осужденного о его невиновности в совершении преступления, сам сослался на показания данных свидетелей, как подтверждающие, по его мнению, виновность ФИО1
Выявленные в процессе кассационного рассмотрения уголовного дела нарушения положений уголовного и уголовно-процессуального закона, устанавливающих требования к содержанию судебного приговора, а также определяющих основополагающие принципы уголовного судопроизводства, судебная коллегия признает существенными, повлиявшими на исход дела, являющимися в силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основанием для изменения приговора Головинского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционного определения Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ путем исключения из них ссылки на показания свидетелей ФИО12 и ФИО13 в части воспроизведений сведений о нанесении потерпевшей ФИО11 двух ударов ножом в область правого бедра, сообщенных им осужденным последним, как на доказательства виновности ФИО1 в совершенном преступлении.
Внесение указанных изменений в состоявшиеся судебные решения не влияет на выводы судов первой и апелляционной инстанций о виновности ФИО1 в совершении преступления, за которое он осужден, поскольку исключаемые в части доказательства не позиционировались судами первой и апелляционной инстанций в качестве основополагающих по сравнению с другими принятыми ими во внимание доказательствами, подтверждающими обоснованность, выдвинутого против ФИО1 обвинения.
Каких-либо иных существенных нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона, повлиявших на исход дела, и которые в силу ст. 401.15 УПК РФ являлись бы основаниями для отмены либо изменения в кассационном порядке судебных решений, по делу не допущено.
Руководствуясь ст. ст. 401.14 - 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Головинского районного суда г. Москвы от 24 октября 2019 года и апелляционное определение Московского городского суда от 10 декабря 2019 года в отношении ФИО1 - изменить.
Исключить из приговора и апелляционного определения ссылку на показания свидетелей ФИО12 и ФИО13, данные в ходе судебного следствия в части воспроизведений сведений, сообщенных им ФИО1 при производстве его задержания, как на доказательства виновности ФИО1 в совершенном преступлении.
Исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на наличие обстоятельства, отягчающего наказание осужденного ФИО1 - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.
Смягчить назначенное ФИО1 по ст. 111 ч. 4 УК РФ наказание до 6 лет 10 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
В остальной части судебные решения в отношении ФИО1 - оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.




0
отзывы


Сайт кандидата юридических наук адвоката адвокатской палаты Московской области Владимира Васильевича Голубева
номер телефона адвоката 8-906-775-74-77
Кратко об адвокате

  • Опыт работы в сфере правоприменения с 1982 года
  • Учёная степень кандидата юридических наук
  • Постоянное повышение квалификации
  • Безупречная репутация.

Сайт использует файлы Cookie. Ознакомьтесь с правилами обработки данных и политикой конфиденциальности. Продолжая использовать сайт, Вы тем самым даете согласие на обработку файлов Cookie и соглашаетесь с политикой конфиденциальности.
АДВОКАТ В МОСКВЕ
Информация на сайте
не является публичной офертой
Информация на сайте
не является публичной офертой
Назад к содержимому