АДВОКАТ

Перейти к контенту
Отмена договора дарения

Отмена дарения

Отмена договора дарения



Дарение (особенно, если это касается дорогих подарков, в том числе объектов недвижимости) довольно часто происходит в торжественной обстановке или, как минимум в приподнятом настроении. И, разумеется, стороны договора дарения, как правило, уверенны, что случившееся вечно, что одаряемый всегда будет владеть, пользоваться и распоряжаться подарком, а даритель с умилением наблюдать за происходящим.

Но жизнь бывает коварной…
И порой возникают такие ситуации, когда дарение хотят отменить, а подарок отобрать, вернуть себе.

Конечно, одаряемый не лишен права подарить вещь прежнему владельцу, но обычно не собирается этого делать, и в бой вступают юристы. А местом битвы становится суд.




Дарение по закону это

В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ «По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом».

Отмена дарения и отказ от исполнения

Отказу от исполнения дарения и отмене дарения посвящены ст. 577, 578 и 579 ГК РФ.
Так, даритель вправе отказаться от исполнения договора, содержащего обещание дарения в будущем, если после заключения договора имущественное или семейное положение либо состояние здоровья дарителя изменилось настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению уровня его жизни.
Кроме того, даритель вправе отказаться от исполнения договора, содержащего обещание передать в будущем одаряемому вещь или право либо освободить одаряемого от имущественной обязанности, по основаниям, дающим ему право отменить дарение.

Основания, дающие право отменить дарение

Даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения. А в случае умышленного лишения жизни дарителя одаряемым право требовать в суде отмены дарения принадлежит наследникам дарителя.
Даритель вправе потребовать в судебном порядке отмены дарения, если обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, создает угрозу ее безвозвратной утраты.
По требованию заинтересованного лица суд может отменить дарение, совершенное индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом в нарушение положений закона о несостоятельности (банкротстве) за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью, в течение шести месяцев, предшествовавших объявлению такого лица несостоятельным (банкротом).
Также и в самом  договоре дарения может быть обусловлено право дарителя отменить дарение в случае, если он переживет одаряемого.

Право дарителя отменить дарение в случае, если он переживет одаряемого

Если такое право не оговорить в договоре, то отменить дарение после смерти одаряемого не получится. Во всяком случае не получится по этому основанию.
Право на отмену дарения в случае, если даритель переживет одаряемого, законом не предусмотрено, поскольку поставлено в зависимость от наличия в договоре соответствующего условия, которое согласовано сторонами и включено в договор дарения по волеизъявлению сторон.

Судебная практика отмены дарения

Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 05.07.2022 N 88-15543/2022 по делу N 2-657/2021

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего ФИО4,

судей ФИО9, ФИО5,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО3 к ФИО2, ФИО1 о признании сделок недействительными (норме дела, присвоенный судом первой инстанции: 2-657/2021)

по кассационной жалобе ФИО3

на решение Переславского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ.

Заслушав доклад судьи судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции ФИО9, выслушав объяснение ФИО3 и его представителя ФИО6, поддержавших доводы кассационной жалобы,

у с т а н о в и л а:

ФИО3 обратился в суд с иском к ФИО2, ФИО1, о признании недействительным договора дарения.

В обосновании своих требований указал, что с ДД.ММ.ГГГГ являлся собственником земельного участка и расположенного на нем жилого строения по адресу: <адрес>, <адрес>

ДД.ММ.ГГГГ оформил договор дарения земельного участка и расположенного на нем строения на свою гражданскую супругу ФИО7 Право собственности было зарегистрировано в установленном законом порядке.

ДД.ММ.ГГГГ ФИО7 умерла. После ее смерти в наследство вступил ее сын ФИО2

При заключении данного договора дарения сторонами было оговорено, что даритель имеет право отменить дарение, если он переживет одаряемого. Однако данное условие в договор дарения не было включено.

В связи с тем, что при заключении договора дарения он был введен в заблуждение и после его заключения произошло существенное изменение обстоятельств, из которых он исходил при заключении договора, считает договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ недействительным. Оспариваемый договор не был удостоверен нотариусом, который бы в силу закона обязан был разъяснить сторонам смысл и значение представленного им проекта сделки и проверить, соответствует ли его содержание действительным намерениям сторон, а также нотариус был бы обязан разъяснить лицу, совершающему сделку, его права, обязанности, ответственность и последствия (либо возможные последствия) его действий.

В порядке ст. 39 Гражданского кодекса Российской Федерации, ФИО3 изменил основания для признания договора дарения недействительной сделкой, ссылаясь на положения ч. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, полагая, что данная сделка является мнимой.

На основании изложенного, просил признать недействительным договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ земельного участка с кадастровым номером <данные изъяты> и здания с кадастровым номером <данные изъяты> расположенных по адресу: <адрес>, <адрес>, заключенный между ФИО3 и ФИО7; применить последствия недействительности ничтожной сделки; восстановить в ЕГРН запись о праве собственности ФИО3 на земельный участок с кадастровым номером <данные изъяты> и здание с кадастровым номером <данные изъяты>, расположенные по адресу: <адрес>, <данные изъяты> признать недействительным свидетельство о праве на наследство по закону от ДД.ММ.ГГГГ    г., выданное на имя ФИО2 на указанные земельный участок и здание; признать недействительным договор купли-продажи недвижимости от ДД.ММ.ГГГГ на земельный участок с кадастровым номером <данные изъяты> и здание с кадастровым номером <данные изъяты> расположенные по адресу: <адрес>, заключенный между ФИО2 и ФИО1; исключить в ЕГРН запись о праве собственности ФИО1 на земельный участок с кадастровым номером <данные изъяты> и здание с кадастровым номером <данные изъяты>, расположенные по адресу: <адрес>

Решением Переславского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ, исковые требования оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе ФИО3 просит отменить судебные акты как незаконные, направив дело на новое рассмотрение в соответствующий в суд.

В обоснование доводов кассационной жалобы, аналогичным доводам апелляционной жалобы, указывает на то, что судебные акты вынесены с нарушением норм материального и процессуального права. Считает, что судами не исследованы в полном объеме все обстоятельства дела, суды не дали надлежащую оценку представленным доказательствам. Ссылается, что договор дарения носит мнимый характер, являясь притворной сделкой, поскольку он намеренно подарил имущество супруге до процедуры банкротства, опасаясь притязаний кредиторов на указанное имущество. Судами не учтено, что данная сделка была совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Информация о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы заблаговременно размещена на официальном сайте Второго кассационного суда общей юрисдикции, лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы извещены своевременно и в надлежащей форме.

На основании ч. 5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

В соответствии с ч. 1 ст. 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Согласно ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив по правилам ст. 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, законность оспариваемых судебных постановлений, кассационный суд не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы по следующим основаниям.

Как установлено судом и следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ между ФИО3 и ФИО7 был заключен договор дарения земельного участка, категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, виды разрешенного использования: для садоводства, общая площадь <данные изъяты> с кадастровым номером <данные изъяты> и размещенного на нем жилого строения без права регистрации проживания, назначение: нежилое здание, общей площадью 82 кв.м с кадастровым номером <данные изъяты>, расположенных по адресу: <адрес>, <данные изъяты>

ДД.ММ.ГГГГ в Арбитражный суд <адрес> поступило заявление должника-гражданина ФИО3 о признании его несостоятельным (банкротом).

Решением Арбитражного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ по делу № <данные изъяты> ФИО3 признан несостоятельным (банкротом), введена процедура реализации имущества гражданина сроком на шесть месяцев, финансовым управляющим должника утвержден ФИО8

Определением Арбитражного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ по делу <данные изъяты> завершена реализация имущества гражданина, ФИО3 освобожден от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реализации имущества гражданина.

ДД.ММ.ГГГГ умерла <данные изъяты> в права наследования после ее смерти на вышеуказанные объекты недвижимого имущества вступил сын наследодателя ФИО2

   ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 произвел отчуждение земельного участка и размещенного на нем жилого строения без права регистрации проживания, расположенных по адресу: <адрес>, <адрес> по договору купли-продажи ФИО1

Обращаясь в суд за защитой нарушенного права, ФИО3 указывал на достигнутую при заключении с ФИО11 договора дарения договоренность о том, что даритель вправе отменить дарение, если он переживет одаряемого, ссылался на введение его в заблуждение относительно данного условия, указывал на то, что сделка является мнимой, была совершена им для вида, без намерения создать правовые последствия, истец находился в стадии банкротства и во избежание обращения взыскания переоформил спорное имущество на ФИО7, которой было известно об указанных обстоятельствах.

Отказывая в удовлетворении исковых требований ФИО3 о признании недействительным договора дарения, применении последствий недействительности сделки, суд первой инстанции, руководствуясь ст.ст. 8, 153, 166, 170, 421, 422, 572, 574 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой ГК РФ» исходил из отсутствия доказательств того, что на момент заключения спорной сделки даритель совершил сделку под влиянием заблуждения.

При этом судом также учтено, что поведение ФИО12 после приобретения спорного имущества согласуется с поведением собственника по владению и пользованию принадлежащего ему имуществом, во исполнение договора дарения имущество фактически было передано одаряемой, она производила уплату членских взносов, проживала на даче после заключения договора дарения, что подтвердили допрошенные в судебном заседании свидетели. Доказательств, свидетельствующих о порочности воли ФИО7 при заключении договора дарения, ФИО3 представлено не было, судом не добыто.

Суд апелляционной инстанции, с принятым судом решением и его мотивами согласился, посчитав их правильными, соответствующими обстоятельствам дела, нормам материального и процессуального права.

   Оценивая доводы ФИО3 о наличии у него права на отмену договора дарения в силу положений п.4 ст. 578 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд, с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в Определении от ДД.ММ.ГГГГ №-О, правильно указал на то, что право на отмену дарения в случае, если даритель переживет одаряемого, законом не предусмотрено, поскольку поставлено в зависимость от наличия в договоре соответствующего условия, которое согласовано сторонами и включено в договор дарения по волеизъявлению сторон, вместе с тем, заключенный между сторонами договор дарения такого условия не содержит и право дарителя на отмену дарения в случае, если он переживет одаряемого, не предусматривает.

Волеизъявление участников сделки было направлено на дарение земельного участка и расположенного на нем объекта недвижимости, достаточных доказательств, что заключая указанный договор, стороны не намеревались создать правовые последствия либо что их воля при заключении договора дарения была направлена на достижение иных правовых последствий истцом не представлено, истец сам присутствовал при заключении сделки, подписал договор, в связи с чем, суд пришел к правильному выводу о том, что истцом в нарушение требований ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не были представлены доказательства совершения сделки под влиянием обмана или заблуждения. Доказательств, свидетельствующих о порочности воли ФИО13 при заключении договора дарения, ФИО3 также представлено не было.

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции соглашается с указанными выводами судов, находя их соответствующими установленным по делу обстоятельствам и требованиям закона.

В силу п. 1 ст. 572 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

   При этом согласно п. 4 ст. 578 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре дарения может быть обусловлено право дарителя отменить дарение в случае, если он переживет одаряемого.

   В соответствии с п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

   Согласно п. 1 ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

   Исходя из того, что ФИО3 не доказал, что оспариваемой сделкой нарушены его права, спорная сделка реально исполнена сторонами в полном объеме и повлекла юридически значимые для сторон последствия, недобросовестность сторон сделки и ее совершение со злоупотреблением правом не доказаны, доводы о мнимости спорной сделки также не доказаны и основаны на предположениях, утверждения о заключении договора дарения во избежание обращения взыскания на спорные объекты не доказаны, поскольку поведение ФИО14 после приобретения спорного имущества согласуется с поведением собственника по владению и пользованию принадлежащего ему имуществом, во исполнение договора дарения имущество фактически было передано одаряемой, которая несла расходы по его содержанию и из материалов дела не усматривается, что стороны сделки действовали недобросовестно и находились в сговоре, оснований для признания договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ мнимым и заключенным со злоупотреблением правами по статьям 10 и 170, 167, 166 Гражданского кодекса Российской Федерации не имеется.

В обосновании доводов кассационной жалобы ФИО3, указывает, что упомянутая сделка совершена со злоупотреблением правом, направлена на причинение вреда кредитором должника.

Суд кассационной инстанции обращает внимание, что во избежание нарушения имущественных прав кредиторов, вызванных противоправными действиями должника-банкрота по искусственному уменьшению своей имущественной массы ниже пределов, обеспечивающих выполнение принятых на себя долговых обязательств, законодательством предусмотрен правовой механизм оспаривания сделок, совершенных в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Подобные сделки могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве (пункт 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве, пункт 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

По общему правилу, сделка, совершенная исключительно с намерением причинить вред другому лицу, является злоупотреблением правом и квалифицируется как недействительная по статьям 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации. В равной степени такая квалификация недобросовестного поведения применима и к нарушениям, допущенным должником-банкротом в отношении своих кредиторов, в частности к сделкам по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам, направленным на уменьшение конкурсной массы.

В то же время законодательством о банкротстве установлены специальные основания для оспаривания сделки, совершенной должником-банкротом в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Такая сделка оспорима и может быть признана судом недействительной по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в котором указаны признаки, подлежащие установлению (противоправная цель, причинение вреда имущественным правам кредиторов, осведомленность другой стороны об указанной цели должника к моменту совершения сделки), а также презумпции, выравнивающие процессуальные возможности сторон обособленного спора.

Из материалов дела следует, что оспариваемая сделка дарения повлекла для сторон именно те правовые последствия, которые возникают при заключении договора дарения, а именно имущество выбыло из собственности ФИО3 и перешло ФИО7, которая владела и распорядилась им, заключив договор дарения с ФИО3, несла бремя содержания имущества, следовательно, договор дарения сторонами реально исполнен.    

   Основания для признания сделки недействительной по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, ФИО3 не заявлялись.

   Таким образом, из указанных обстоятельств, с учетом вышеназванных норм права и соответствующих разъяснений, проанализировав, исследовав и оценив все представленные доказательства и доводы лиц, участвующих в деле, с учетом конкретных обстоятельств дела, суды правомерно пришли к выводу, о недоказанности наличия в данном случае всей совокупности необходимых и достаточных условий для признания оспариваемой сделки недействительности (ничтожности) по основаниям ст.ст. 10, 167, 166, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, и, исходя из данных обстоятельств, отказали в удовлетворении требований.

Доводы кассационной жалобы аналогичны доводам, которые были предметом исследования и оценки суда первой инстанции, проверки суда апелляционной инстанции, и им дана надлежащая правовая оценка в обжалуемых судебных постановлениях, они, по существу, направлены на переоценку собранных по делу доказательств и не опровергают правильность выводов суда об установленных обстоятельствах. Выводы суда, содержащиеся в решении суда, не противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанции.

Нарушений норм материального или процессуального права, указанных в ст. 390.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, при разрешении настоящего спора судом не допущено, в связи с чем оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке не имеется.

С учетом изложенного кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

о п р е д е л и л а:

решение Переславского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ - оставить без изменений, кассационную жалобу ФИО3 - без удовлетворения.

Председательствующий
Судьи
https://2kas.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=3793712&delo_id=2800001&new=2800001&text_number=1





Сайт кандидата юридических наук адвоката адвокатской палаты Московской области Владимира Васильевича Голубева
номер телефона адвоката 8-906-775-74-77
Кратко об адвокате

  • Опыт работы в сфере правоприменения с 1982 года
  • Учёная степень кандидата юридических наук
  • Постоянное повышение квалификации
  • Безупречная репутация.

Сайт использует файлы Cookie. Ознакомьтесь с правилами обработки данных и политикой конфиденциальности. Продолжая использовать сайт, Вы тем самым даете согласие на обработку файлов Cookie и соглашаетесь с политикой конфиденциальности.
АДВОКАТ В МОСКВЕ
Информация на сайте
не является публичной офертой
Информация на сайте
не является публичной офертой
Возрастное ограничение 14+
Назад к содержимому