Юридическая интернет - консультация
Сайт кандидата юридических наук Владимира Васильевича Голубева

Адвокат в Москве

Перейти к контенту

Статья 100 УК РФ

Статья 100. Принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях

(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

Принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях.
(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

Судебная практика по статье 100 УК РФ


Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 13.12.2013 по делу N 10-11169
Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: председательствующего Селиной М.Е., судей Медведева В.Н., Чирковой Т.А., с участием прокурора Богдашкиной А.А., М.А.Ю., его законного представителя М.А.Б. и защитника адвоката Сухининой Л.В., при секретаре С., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело
по апелляционным жалобам потерпевшего Ч.С.
на постановление Перовского районного суда г. Москвы от 14 октября 2013 г., которым: М.А.Ю., не судимый, на основании ст. 21 УК РФ освобожден от уголовной ответственности за совершение запрещенного ч. 1 ст. 105 УК РФ общественно опасного деяния, к нему применена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра по месту жительства; мера пресечения М.А.Ю. отменена, из-под стражи освобожден в зале суда.
Заслушав доклад судьи Медведева В.Н., мнения потерпевшего Ч.С., поддержавшего доводы апелляционных жалоб и просившего постановление суда отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции, М.А.Ю., его законного представителя М.А.Б. и защитника адвоката Сухининой Л.В., возразивших против доводов апелляционных жалоб, и просивших постановление суда оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, прокурора Богдашкиной А.А., полагавшей, что постановление суда в отношении М.А.Ю., вынесено с нарушением норм УПК РФ, и подлежит отмене, поскольку содержит противоречия, - применяя в отношении М.А.Ю. принудительные меры медицинского характера и освобождая его, на основании ст. 21 ч. 1 УК РФ, от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, суд указывает, что М.А.Ю. совершил убийство, а далее указывает на совершение им запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния, кроме того, в части назначения М.А.Ю. принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра, постановление суда, вопреки требованиям ст. ст. 442 - 443 УПК РФ, не мотивированно, - признавая доказанным деяние, суд должен решить вопрос о том, являлось ли лицо вменяемым или невменяемым, этот вопрос в постановлении суда не разрешен, и просившей постановление суда отменить, направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе, судебная коллегия,

установила:

Суд признал доказанным совершение М.А.Ю. 30 ноября 2012 г. примерно с 18 часов 50 минут до 19 часов 15 минут по месту своего жительства в кв. 68 кор. 1 дома 69 по Зеленому проспекту в г. Москве в отношении Ч.Д. запрещенного ч. 1 ст. 105 УК РФ общественно опасного деяния в состоянии невменяемости (временного психического расстройства в форме острой интоксикации с расстройством восприятия, вследствие употребления неуточненного психоактивного вещества), при обстоятельствах, указанных в постановлении.
В судебном заседании М.А.Ю. не отрицал совершение инкриминированного ему общественно опасного деяния и просил прощения.
В апелляционных жалобах потерпевший Ч.С. выражает несогласие с постановлением суда, считает его необъективным и несправедливым, просит постановление суда отменить, уголовное дело передать на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию. Утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, суд неправильно применил уголовный закон. Согласно ст. 98 УК РФ, целями применения принудительных мер медицинского характера являются излечение или такое улучшение состояния больного, при котором он перестанет представлять общественную опасность, предупреждение совершения им нового общественно опасного деяния, как во время лечения, так и после его завершения, обеспечение безопасности больного для самого себя, проведение мер социальной реабилитации, в той мере, в какой это возможно в условиях медицинских учреждений, осуществляющих принудительное лечение. Обвиняемый совершил убийство, вследствие употребления ЛСД. Применяя к М.А.Ю. амбулаторное лечение, суд не учел его общественную опасность и степень его зависимости от наркотических средств, возможности, находясь по месту жительства, приобрести, употребить аналогичный препарат и вновь совершить общественно опасное деяние. Согласно материалам дела, М.А.Ю. нанес Ч.Д.С. не менее 35 ударов ножом в область расположения жизненно важных органов, причинив ему особые мучения и страдания, и действия М.А.Ю. подлежат квалификации по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство, совершенное с особой жестокостью. Кроме того, показания свидетеля К.Е.А. о том, что М.А.Ю. и Ч. предложили ей попробовать ЛСД, что-то употребили, съели или вдохнули, после чего стали вести себя неадекватно, противоречивы и являются предположением. Эти показания противоречат и заключению судебно-медицинской экспертизы N 933, согласно которому в крови и моче трупа Ч. спиртов, следов наркотических средств, либо лекарственных препаратов, не обнаружено. Судебно-химическому исследованию никакой правовой оценки судом не дано.
В возражениях на апелляционные жалобы адвокат Сухинина считает постановление суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.
Проверив материалы уголовного дела, обсудив апелляционные жалобы и возражения на них, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.
При возбуждении уголовного дела, производстве предварительного расследования, проведении процессуальных и следственных действий не было допущено нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые исключали возможность вынесения судом обжалуемого постановления.
Судебное разбирательство проведено соответствии с нормами главы 51 УПК РФ.
Председательствующий создал необходимые условия для осуществления сторонами предоставленных им прав и исполнения процессуальных обязанностей на основе равенства и состязательности сторон.
Материалы уголовного дела, в том числе данные о личности М.А.Ю., надлежащим образом и в достаточном для разрешения дела объеме, исследованы судом.
Ходатайства участников судебного разбирательства были рассмотрены и разрешены судом в соответствии со ст. 271 УПК РФ.
Обстоятельства, на которые ссылается потерпевший Ч.С.Е. в апелляционной жалобе, были проверены в судебном заседании, получили свою оценку в постановлении суда.
Выводы суда о доказанности совершения М.А.Ю. запрещенного ч. 1 ст. 105 УК РФ общественно опасного деяния являются правильными, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом на основе исследованных в судебном заседании и приведенных в постановлении доказательств, которые подтверждают описание в постановлении обстоятельств совершения М.А.Ю. указанного общественно опасного деяния.
При собирании, проверке и оценке доказательств были выполнены разъяснения постановлений Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 29 апреля 1996 года и N 1 от 24 апреля 1999 года, не были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, в том числе, положений статей 85 - 88 УПК РФ, которые давали бы основания для признания их недопустимыми.
Так, свидетели по уголовному делу были допрошены в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона.
Из положенных в основу приговора: показаний свидетеля К.Е.А., видно, что М.А.Ю. и Ч.Д.С. в квартире предложили ей употребить вместе с ними наркотическое средство "ЛСД". Она отказалась, а они, сидя к ней спиной, что-то употребили, после чего стали вести себя неадекватно, М.А.Ю. выбежал на улицу без обуви, после чего вернулся. Когда она ушла из квартиры, в ней остались М.А.Ю. и Ч.Д.С.; показаний свидетеля М.Р.И. видно, что К.Е.А. по телефону попросила его прийти к М.А.Ю., где со слов К., находился и Ч.Д.С., которые вели себя неадекватно и она не могла их успокоить. Приехав к дому, на улице встретил....... Когда вместе с А.Е. вошли в квартиру М.А.Ю., увидели, что М.А.Ю. сидит на теле Ч. с ножом в руке и что-то бормочет. На М.А.Ю., Ч., на полу и ноже были пятна крови. Он толкнул М.А.Ю. и нож выпал у того из руки. М.А.Ю. вскочил и убежал в ванную комнату, где закрылся.
Каких либо оснований, что в этих показаниях свидетели К. или М.Р.И. оговорили М.А.Ю., не имеется.
Более того положенные в основу приговора показания свидетелей К.Е.А. и М.Р.И. достаточно последовательны, не содержат существенных противоречий и подтверждаются другими доказательствами, анализ и оценка которым дан в приговоре, в том числе: показаниями свидетелей А.Е.Н., К.Е.Ю., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской, судебной молекулярно-генетической и медико-криминалистической экспертиз.
Суд обоснованно признал положенные в основу приговора доказательства допустимыми, достоверными и достаточными для вывода о совершении М.А.Ю. общественно опасного деяния, запрещенного ч. 1 ст. 105 УК РФ.
Из заключения судебной (стационарной) комплексной психолого-психиатрической комиссии экспертов N 815 от 17.09.2013 г. следует, что М.А.Ю. хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, лишавшим его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими не страдал в период инкриминируемого деяния, а также не страдает в настоящее время. В период инкриминируемого деяния у М.А.Ю. имело место временное психическое расстройство в форме острой интоксикации с расстройством восприятия, вследствие употребления неуточненного психотропного вещества, о чем свидетельствуют показания К.Е.А. и результаты судебно-химического исследования, что лишало М.А.Ю. возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию в настоящее время, в связи с наличием у него депрессивного расстройства, возникшего у него в судебно-следственной ситуации, М.А.Ю., в связи с возможностью причинения им иного существенного вреда и с опасностью для себя и других лиц, нуждается в направлении на амбулаторное принудительное лечение и наблюдение психиатром.
При назначении и производстве указанной экспертизы не были допущены нарушения требований норм уголовно-процессуального закона, которые давали бы основания сомневаться в выводах экспертов. Эти выводы подтверждены экспертом психиатром П. в судебном заседании суда апелляционной инстанции.
Поэтому суд, на основании ч. 1 ст. 21 УК РФ освободил М.А.Ю. от уголовной ответственности за совершение запрещенного ч. 1 ст. 105 УК РФ общественно опасного деяния, и применил к нему принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра по месту жительства, в соответствии с положениями п. "а" ч. 1, ч. 2 ст. 97 УК РФ, п. "а" ч. 1 ст. 99 УК РФ и ст. 100 УК РФ.
При вынесении постановления, судом не допущено нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов, в том числе ст. ст. 21, 81 УК РФ и ст. 443 УПК РФ, влекущих отмену постановления суда.
В частности, в постановлении суд указал, что М.А.Ю. в состоянии временного психического расстройства, лишающего его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, то есть, согласно ч. 1 ст. 21 УК РФ, в состоянии невменяемости, совершил запрещенное уголовным законом - ч. 1 ст. 105 УК РФ, общественно опасное деяние. Назначая М.А.Ю. принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра, суд мотивировал свое решение выводами заключений экспертов.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия не может согласиться с мнением прокурора Богдашкиной А.А. и доводами апелляционной жалобы потерпевшего Ч.С.Е. о незаконности и необоснованности постановления суда.
Исходя из изложенного, судебная коллегия руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ,

определила:

Постановление Перовского районного суда г. Москвы от 14 октября 2013 г. в отношении М.А.Ю. - оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.
Определение может быть обжаловано в кассационном порядке в течение одного года со дня его вынесения.


Сайт кандидата юридических наук адвоката адвокатской палаты Московской области Владимира Васильевича Голубева
номер телефона адвоката 8-906-775-74-77
Кратко об адвокате

  • Опыт работы в сфере правоприменения с 1982 года
  • Учёная степень кандидата юридических наук
  • Постоянное повышение квалификации
  • Безупречная репутация.

Сайт использует файлы Cookie. Ознакомьтесь с правилами обработки данных и политикой конфиденциальности. Продолжая использовать сайт, Вы тем самым даете согласие на обработку файлов Cookie и соглашаетесь с политикой конфиденциальности.
АДВОКАТ В МОСКВЕ
Нажимая кнопку "отправить", вы даёте согласие на обработку персональных данных и подтверждаете, что ознакомились с политикой конфиденциальности.
Назад к содержимому